ЖКХ 16 — 29 мая 2020 года

«Провал собираемости платежей по электроэнергии может составить до 20%, а в тепле – до 30%. Тогда за год дебиторская задолженность может вырасти на 1 трлн руб.»

Задолженности
Председатель набсовета «Совета производителей энергии» Александра Панина — о рисках неплатежей и будущем проектов в электроэнергетике.
Нынешний апрель стал тяжелым месяцем для топливно-энергетического комплекса, и в частности для электроэнергетики. По оперативным данным Минэнерго, потребление электроэнергии в России снизилось почти на 3% к прошлогоднему апрелю. «Системный оператор» среди главных причин назвал режим ограничений в работе предприятий и организаций в связи с распространением коронавирусной инфекции.
Председатель набсовета «Совета производителей энергии», врио руководителя блока трейдинга «Интер РАО» Александра Панина уверена, что запаса прочности отечественной энергетики хватит, чтобы провести необходимые ремонты летом и встретить в полной готовности пик нагрузок зимой. Но генерирующие компании обеспокоены введенным до конца года мораторием на санкции за неоплаченные услуги ЖКХ: неустоек и штрафов для управляющих компаний и пеней для граждан. Отрасли нужны деньги на продолжение проектов в классической электроэнергетике, да и программы в сфере возобновляемых источников энергии (ВИЭ) не списаны со счетов.
— Как пандемия COVID-19 повлияла на работу генерирующих компаний?
— Пандемия — это новый вызов в современной российской электроэнергетике, раньше мы с таким не сталкивались. Но энергетика очень ответственная отрасль. Ее работа изначально строится в расчете на то, что могут произойти самые серьезные непредвиденные события и чрезвычайные ситуации, но это не должно повлиять на надежность и безопасность энергоснабжения потребителей. Генерирующие компании быстро разработали планы работы в условиях пандемии, приняли необходимые меры и адаптировали работу электростанций к новым условиям.
Вторая по значимости проблема для генерирующих компаний — своевременное проведение ремонтов. В результате форс-мажора, сложившегося в большинстве стран, имели место проблемы как с поставками комплектующих, так и с выездом иностранных специалистов. В результате в конце марта многие компании получили уведомления о форс-мажорных обстоятельствах от поставщиков и подрядчиков. Это оказалось проблемой и для строительства некоторых энергетических объектов.
И конечно, серьезную обеспокоенность генерирующих компаний вызывает платежная дисциплина за поставленные энергоресурсы.
— Проблем с ростом задолженности, насколько я могу судить, на оптовом рынке пока нет?
— Объем задолженности в апреле сопоставим с данными апреля прошлого года, т. е. существенного снижения платежей нет. Но расслабляться рано: мы ожидаем, что последствия самоизоляции граждан и введенный правительством мораторий на начисление неустойки за неоплату услуг ЖКХ проявят себя уже в мае. Первый удар примут на себя гарантирующие поставщики и ресурсоснабжающие организации, и мы опасаемся, что неплатежи с их стороны мы рано или поздно увидим на оптовом рынке. Поэтому наблюдательным советом «Совета рынка» приняты две меры послабления для потребителей оптового рынка электроэнергии и мощности (ОРЭМ). Во-первых, с марта по май вводится мораторий по оплате неустойки. Во-вторых, по многочисленным обращениям потребителей энергии увеличены послабления в части предоставления финансовых гарантий на оптовом рынке: можно недоплатить 10% суммарно накопительным итогом в майские даты платежей (а не до 5% в течение трех дней). Но эти меры имеют ограниченный срок действия — до конца мая. В течение этого периода «Совет рынка» будет проводить анализ недоплат, и по его результатам наблюдательный совет будет принимать точечные решения по конкретным случаям.
— «Совет производителей энергии» обращался в правительство по поводу постановления, которым введен мораторий на начисление неустоек и пеней за неоплату услуг ЖКХ до конца года. Генкомпании предлагали сократить срок действия моратория и сделать его адресным. Какими будут потери отрасли, если все останется как есть?
— При сохранении в действующей редакции постановления правительства России «Об особенностях предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов» (02.04.2020 г.) платежная дисциплина населения и управляющих компаний ухудшится, и, глядя на это, малые и крупные потребители тоже могут перестать платить в срок. В этом случае провал собираемости платежей по электроэнергии может составить до 20%, а в тепле — до 30%. Тогда за год дебиторская задолженность может вырасти на 1 трлн руб. Это очень серьезная сумма, если принять в расчет, что весь рынок электроэнергии, включая розницу, всего-то примерно 4 трлн руб. в год. Такой крайне негативный сценарий возможен, если мораторий на неустойки сохранится в течение года. Поэтому пересмотр (с учетом постепенного снятия ограничительных мер) постановления становится актуальным.
Представьте себе цепочку платежей. Первое звено — потребитель, который платит гарантирующему поставщику (ГП). Затем Г П платят генкомпаниям, а те, в свою очередь, — поставщикам топлива. Если оказать помощь на первой ступени — т. е. потребителю, — вся цепочка сработает нормально. Если не сделать этого, то неплатежи пройдут по всей цепочке, а это негативно скажется в целом на ВВП страны.
Конечно, в непростых экономических условиях потребителей надо поддерживать, но мы считаем, что помогать нужно адресно и именно тем, кто в этом нуждается. Например, малообеспеченным гражданам, многодетным семьям. А если помогать субъектам малого и среднего бизнеса — то из наиболее пострадавших отраслей. Остальные группы потребителей, мы надеемся, будут обращаться за поддержкой в установленном порядке, если окажутся в сложном положении. Я вообще сторонник индивидуальных подходов.
Возможно, эта ситуация позволит более гибко выстроить отношения между ресурсоснабжающими организациями и конкретными группами потребителей в части тарифного меню, условий оплаты и рассрочки.
— Какой, по вашим оценкам, наиболее реалистичный сценарий?
— Даже при благоприятном развитии событий в 2020 г. дебиторская задолженность все равно вырастет. Мы уже наблюдаем тенденцию к росту дебиторской задолженности по итогам апреля. Оптимистичным прогнозом я бы назвала 5%-ный рост задолженности. На ОРЭМ это выльется примерно в 10 млрд руб. ежемесячно, по итогам года — около 90−100 млрд руб.
Так как в первую очередь задолженность возникнет у гарантирующих поставщиков и ресурсоснабжающих организаций, в числе наших предложений — обеспечить им доступ к льготному кредитованию. Ведь по сути эти организации и есть системообразующие: они отвечают за сбор средств для всей энергетики.
В тяжелой ситуации находятся и управляющие компании. И если в случае с крупными субъектами электро- и теплоэнергетики организована система контроля за платежами, то для небольших такую систему можно наладить только на региональном уровне. На совещании у президента [России Владимира Путина] 29 апреля были даны соответствующие поручения именно регионам. Региональная власть должна определить, какие предприятия являются системообразующими, какие нуждаются в средствах; контролировать выделение средств — обратились ли они за помощью, была ли она выделена; следить за платежеспособностью бюджетных организаций.
— Возможно ли повторение кризиса 1990-х с тотальными неплатежами, веерными отключениями и бартерной оплатой?
— Я лично в это не верю. Тогда, 1990-х гг., была проблема экономики и развития целой страны. Было серьезное снижение потребления, падение производства, смещение в культурных, правовых и даже нравственных ценностях. Я серьезно не могу представить, что мы вернемся в тот хаос.
— Обсуждается, что расходы компаний, связанные с борьбой с распространением коронавирусной инфекции, будут заложены в тариф. Когда это может произойти?
— Борьба с распространением коронавирусной инфекции дело затратное. И компаниям, которые живут в тарифном меню, изыскивать средства на организацию безопасной работы сотрудников непросто. Поэтому рано или поздно такие компании поставят вопрос о компенсации этих затрат в тарифе. Другое дело, что это можно сделать и не в 2020 г., когда всем пришлось непросто.
— В апреле «Россети» и генкомпании заключили соглашение по урегулированию задолженности на Северном Кавказе, в Туве и Калмыкии. Чего вы ожидаете от этого соглашения?
— Я ожидаю системного урегулирования вопроса с долгами гарантирующих поставщиков Северного Кавказа. С 1990-х гг. мы имеем серьезную проблему с платежеспособностью гарантирующих поставщиков, работающих на территории Северного Кавказа. Уровень оплаты почти никогда не превышал 70%. За эти годы часть гарантирующих поставщиков была лишены статуса, формально задолженность ушла с оптового рынка, но у генераторов она осталась в виде бесперспективных долгов. Каждый год задолженность сбытов Северного Кавказа росла на 7−8 млрд руб. Эту проблему надо было решать.
В течение полутора-двух лет мы пытались найти взаимоприемлемое решение. В итоге подписаны соглашения о том, что происходит реструктуризация части задолженности, и с 1 июля уровень оплаты «Россетей» должен выйти на нормальный показатель, как у всех гарантирующих поставщиков. В случае возобновления задолженности соглашение будет расторгаться, чего очень не хотелось бы. Если соглашения будут выполнены, это будет беспрецедентный случай, когда отрасли пошли навстречу друг другу и смогли урегулировать серьезную системную проблему. Надеюсь, что осенью, когда можно будет оценить фактические уровни оплаты, я с таким же оптимизмом расскажу о результатах.
Кто входит в «Совет производителей электроэнергии»
Ассоциация «Совет производителей электроэнергии и стратегических инвесторов
В ассоциацию входит 17 компаний: «Газпром энергохолдинг», «Татэнерго», «Евросибэнерго — гидрогенерация», «Интер РАО — электрогенерация», «Интертехэлектро — новая генерация», «Квадра», «Лукойл», Норильско-Таймырская энергетическая компания, «Т плюс», Сибирская генерирующая компания, «Сибэко», ТГК-2, ТГК-16, «Фортум», «Юнипро», «Энел Россия», «Росэнергоатом».