ЖКХ 16 — 29 мая 2020 года

ГЧП в ЖКХ - региональные проблемы

ГЧП
Инфраструктура обычно не создаётся в чистом поле. То есть в распоряжение концессионера с первого дня попадают активы, которые уже приносят доход (котельные, трубопроводы, насосные станции и т. п.). Региональные власти, в свою очередь, устанавливают тарифы, которые позволяют инвесторам получить норму рентабельности, прописанную в концессионном соглашении.
Любопытно развивается ситуация в Нижегородской области. Этот регион — один из лидеров в использовании схемы ГЧП. Флагманом здесь стал «Нижегородский водоканал». До 2003 года он был муниципальным, пока не обанкротился, набрав стомиллионные долги. Предприятие пытался «подобрать» федеральный холдинг «Российские коммунальные системы», но местные власти варягов не пустили. Два года понадобилось тогдашнему мэру Вадиму Булавинову, чтобы протолкнуть через местную думу вопрос реформирования муниципального предприятия «Нижегородский водоканал» в акционерное общество, все акции которого перешли в собственность города. Тем не менее предприятие формально стало частным и смогло участвовать в схеме ГЧП.
В 2013 году ОАО «Нижегородский водоканал» получило в своё распоряжение поток денег от абонентов, и коммунальные сети взамен обязались реконструировать последние за 6 млрд рублей (кредитные линии открыли Сбербанк и ВТБ). УФАС и прокуратура пытались оспорить сделку, но отстоять свою позицию в суде они не смогли. Затем последовала череда скандалов. Сменяющие друг друга директора заключали контракты на поставки оборудования и выплачивали авансы на десятки и даже сотни миллионов рублей. Затем поставщики растворялись в мутной воде, а на предприятие ложились убытки. В конце концов они перекладывались на население и местный бизнес в виде тарифов на воду.
В прошлом году СК возбудил уголовное дело по поводу неуплаты водоканалом налогов на 66 млн рублей. Экс-директор предприятия и бывшей замгубернатора Нижегородской области Александр Байер так прокомментировал претензии правоохранителей: «В рамках уголовного дела рассматривается сложный бухгалтерско-налоговый прецедент в сфере концессионного права». Действительно, соглашения между властными органами и концессионерами могут быть столь затейливо составлены, что привлечь тех и других к ответу за, казалось бы, очевидные нарушения законов бывает непросто.
Запах вместо миллиардов
Похожая история, но с более определённым финалом произошла с другим водным проектом ГЧП. В Ростове-на-Дону оказалась сорвана программа «Чистый Дон», которая предусматривала строительство комплекса очистных сооружений. Первоначально стоимость проекта оценивалась в 4,6 млрд рублей, два из которых должен был предоставить бюджет, а остальное — привлечь специально созданный под проект оператор (названия юрлица несколько раз менялись из-за реорганизаций). В процессе строительства смета увеличивалась, и в итоге из бюджета было освоено 3,6 миллиарда. Оператор успел вложить только 600 млн, после чего был обанкрочен по иску лопнувшего банка «Народный кредит». Компанию-оператора и банк связывал между собой не только кредитный договор, но и общий бенефициар — Станислав Светлицкий (он приобрёл известность как президент АО «Евразийский», которое управляет несколькими водоканалами в южнороссийских городах, заместитель министра энергетики России в 2008—2010 годах и фигурант нескольких уголовных дел о мошенничестве в России и Швейцарии). Строительство завода по сжиганию илового осадка стоимостью 2,2 млрд рублей должно было быть завершено ещё в 2017 году. Затем срок сдачи сдвинули на 2020 год. Однако на месте завода до сих пор шаром покати.
Непонятной остаётся логика чиновников, принимавших решение о ГЧП. Почему бюджетные деньги были доверены компании, возникшей на пустом месте, которая располагала только кредитным договором с далеко не самым крупным банком? Что ж, вряд ли на этот счёт могут быть какие-то сомнения.
Справка
Всего в России заключено 3 тыс. концессионных соглашений с общей суммой обязательств 1,7 трлн рублей (0,5 трлн из них — бюджетные). Крупнейшие по суммам соглашения действуют в транспортной сфере, это строительство автомобильных и железных дорог, аэропортов. По количеству соглашений лидирует сфера ЖКХ — здесь договоры заключаются на муниципальном уровне. Суть соглашений обычно состоит в том, что бизнес, зачастую с государственным софинансированием, строит либо реконструирует инфраструктурные объекты (дороги, водопроводы и т. п.) и компенсирует свои затраты за счёт пользователей. Затем имущество передаётся в распоряжение государства.