ЖКХ 17 – 28 июля 2020 года

«Нам долго рассказывали про огромные инвестиции, которые надо окупать таким тарифом. Мы их не обнаружили». Вадим Шумков — о потерях в пандемию, отношениях с энергоолигархами и объединении регионов.

Тарифы
Экономические потери от пандемии, снижение тарифов, возможный возврат водопроводных сетей Кургана, клан Собянина, объединение Зауралья и Тюменской области. Об этом и многом другом — в интервью Znak.com с губернатором Курганской области Вадимом Шумковым.
— «Водный союз» заявил, что не ведет плановый ремонт. Не боитесь, что зимой это может закончиться коммунальным апокалипсисом? Есть законодательные меры, чтобы повлиять на них?
— Это чушь. Есть производственная программа предприятия, которую нужно выполнять, а не взбадривать информационную повестку очередным полубредовым заявлением. Не секрет, что предприятие распоряжается муниципальным имуществом, взятым в аренду на 49 лет со встречным обязательством проинвестировать в него 25 млрд, только непонятно, когда и как. Потому нужно просто выполнить свои обязательства по модернизации сетей, а не пытаться вместо собственных инвестиций вытащить из тощего кармана населения, бюджета и экономики Курганской области очередной рубль попытками нелепого давления и мелкого шантажа.
Предложение разово поднять тариф на воду и канализование на 40% в городе Кургане «потрясает своей новизной». На фоне самых высоких тарифов на электроэнергию и одних из самых высоких на тепло, о каком развитии может идти речь?
Коллеги показали компании ее внутренний ресурс для собственных инвестиций, не увеличивая тариф. Речь идет о странных манипуляциях с муниципальным имуществом на несколько сотен миллионов рублей, мутной ситуацией с ценообразованием, подключением новых объектов к водоснабжению и канализованию, иными финансовыми затратами компании, которые представляют собой явный резерв.
Потому нужно привести все в порядок, набраться мужества и, перестав шалить с муниципальным имуществом, предоставить правительству региона адекватную инвестиционную программу, предусматривающую четкие и конкретные параметры. После этого уполномоченные органы правительства готовы выслушать все предложения по тарификации и ее возможному взаимному субсидированию с целью наращивания объемов модернизации сетей.
Не умеете сами распоряжаться такого рода объектами и выполнять свои обязательства — значит, вернете государству, и оно само займется этим. Петь песни в стиле 90-х о том, что государство всегда неэффективно, а лишь чудодейственный «частный собственник» всегда и всех спасает, не нужно. Количество негативных примеров, когда из важнейших прежде государственных инфраструктурных объектов выжимается весь, еще советский, ресурс прочности, а прибыль стремительно утекает в офшор, огромно. Заканчивается зачастую все тем, что государству обратно подбрасывается отжатый актив с еще большим клубком проблем. Потому у таких сказок все меньше и меньше благодатных слушателей. Мы уже сейчас сами через муниципалитет строим канализацию для Восточного микрорайона Кургана и проектируем ремонт ключевой КНС и коллектора. Входим в проектирование нового водозабора и магистрального водовода. Слушать на этом фоне старые байки о том, что опять мешает «танцору», неинтересно.
Что касается управления, то правда всегда посередине. Исключительной благодати ни в государственной, ни в частной форме собственности нет. Все зависит от добропорядочности и готовности развивать свой участок ответственности, свой регион и свою страну, а не соседний теплый огород, формируя себе пансион за границей.
— Правильно ли я поняла, что вы намекаете на возврат сетей холодного водоснабжения обратно в город?
— Почему намекаю? Я прямо сказал на одном из ВКС, что если люди не поймут, то будет проводиться комплекс мер, направленных на изъятие сетей. Они же муниципальные.
Нас через телевизор «влюбили» в частную собственность в 90-е годы, когда на фоне пустых прилавков «чудо-приватизаторы» рассказывали, что государство неэффективно. А потом, когда начали разбирать многие подобные случаи с бывшими госактивами, которые, обанкротив, продали за копейки, оказалось, что государство, народ, нередко стоя по пояс в ледяной воде, создавали эти предприятия и объекты, а потом их «отмели» несколько весьма шустрых парней. Но вместо развития территорий и решения комплекса сложнейших вопросов, выжали их как лимон, повытаскивали всю прибыль за рубеж, да накупили себе кучу яхт, соревнуясь между собою, какая из них длиннее. Оставив при этом людей без имущества, без денег, да еще и заставив приплачивать за то, что создавалось их трудом. Это несправедливо.
— А есть механизм?
— Разумеется.
— Встречались ли вы с Алексеем Бобровым или Артемом Биковым (компаниям энергоолигархов подконтрольны все энергопредприятия региона) по поводу энерготарифов? Что они говорят? Есть ли шанс с ними договориться, или все же война?
— Нет никакой войны. Равно как и нет негатива в отношении этих персон. С одним мы встречались несколько раз, другого я вообще не видел ни разу. Есть разница подходов к вопросам тарифообразования на важнейший энергоресурс в регионе.
Мы свою позицию несколько раз донесли, довели и обосновали. И на встречах, и письменно. Резкое восприятие таких данных с эмоциональной точки зрения понятно. Попытки напрячь все финансовые и административные ресурсы, чтобы упрятать правду поглубже в высокопоставленных бюрократических столах, тоже понятны, но это никак не меняет наше отношение к ситуации. А она проста: в регионе УрФО с самым низким уровнем доходов населения, самой слабой бюджетной обеспеченностью и самой «убитой» экономикой — самые высокие энерготарифы.
Нам долго рассказывали про огромные инвестиции, которые надо окупать таким тарифом. Мы их не обнаружили. Было много разговоров о сакральности методики, применяемой для Курганской области, с говорящим названием RAB. Мы подтверждения такой сакральности и нерушимости не нашли. Потому наши вопросы носят простой и законный характер. И есть понятная цель — снижение размера энерготарифа для региона. Каким образом и через какой вариант она будет достигнута, для нас второстепенно.
Касательно того, как все это подается и дополнительно «военизируется» — это вопрос в том числе к вашим собратьям по цеху. Если лица, согласно открытым данным, являющиеся резидентами иностранных государств, владеют определенными СМИ, через которые осуществляются попытки активно вмешиваться в вопросы внутренней государственной политики в интересах бенефициаров, это вопрос не столько журналистской этики, сколько суверенитета и безопасности.
Если убрать все «визги, писки, шелуху», для любого здравомыслящего человека ситуация будет очевидна. Мы действуем в интересах десятков тысяч предприятий и учреждений, в которых работают сотни тысяч наших жителей. Снижая самые высокие в УрФО тарифы, мы получаем ресурс для повышения заработной платы огромному количеству наших жителей и модернизации самих предприятий, и перестаем загонять регион в долговую яму, сидя в которой бюджет набирал огромные кредиты, чтобы рассчитаться, в том числе за такие тарифы. Указанные вами два лица действуют в своих личных интересах. Потому выбор прост. Не надо кричать с высоких трибун о том, что у нас социальное государство. Нужно просто каждый день подтверждать это своей работой.
— Разобраться с тарифами поручал и президент. В курсе ли Кремль, что в регионе продолжается такое противостояние с энергоолигархами?
— Я не отвечаю за информационную повестку Кремля. Но уверен, что президентские поручения такого рода должны исполняться быстро и неукоснительно в пользу региона и его населения.